Гильдия храмоздателей: что это такое?

Есть точное выражение: храм для человека, а не человек для храма.

Прежде всего, храм – это дом Бога, особое пространство. Но храмы при этом строятся для людей! Для священников, которые совершают Литургию, для прихожан, ради которых она совершается, для каждого, кто захочет зайти внутрь. Задача мастеров, которые строят храм, – сделать его таким, чтобы всякий человек чувствовал себя в нем хорошо, чтобы в этот храм ему хотелось вернуться. Иными словами, сакральное пространство нужно грамотно «объять архитектурой». И не только архитектурой. Храм – это синтез искусств: роспись, мозаика, майолика, рельефы, скульптура; здесь применяются и металл, и дерево, и камень... Церковный зодчий – не только строитель. Он должен знать ход богослужения, понимать православную традицию, учитывать все – от особенностей акустики в храме до дизайна подсвечников и лампад. Некоторые храмы, построенные в наше время, люди пренебрежительно называют «новоделом», не любят туда ходить. Главная похвала для храмоздателя – когда о его работе говорят: «Кажется, этот храм стоял здесь всегда! В нем так хорошо…»

Такое возможно в том случае, если архитекторы, строители, зодчие, художники, литейщики, мозаичисты трудятся вместе, сообща. С этой целью и создана Гильдия храмоздателей – профессиональная ассоциация, объединяющая специалистов и мастеров в области сакрального искусства. Начиная с проектирования и заканчивая отделочными работами, участники Гильдии вместе продумывают каждый шаг и вместе несут ответственность за работу перед заказчиком.

В Гильдию входят не только архитекторы, художники и другие мастера, но и священнослужители с архитектурным или художественным образованием, а в нашем художественном совете есть известнейшие искусствоведы. Именно художественный совет проводит экспертизу работ и решает, кого принимать в Гильдию.

Мы привлекли и попечителей – не ради материальной выгоды, а для того, чтобы опереться на их опыт и предоставить им в их начинаниях нашу всестороннюю поддержку.

Мы поставили перед собой серьезную цель – повысить архитектурный и художественный уровень проектирования, строительства и реставрации храмов в России и даже за её пределами. Мы стремимся собрать специалистов, мастеров и коллективы, которые поддерживают эту идею, и наладить взаимодействие с Русской Православной Церковью и другими Поместными Церквами.

Главный принцип нашей работы: коллективный договор – коллективная ответственность. Гильдия берет на себя обязательства по исполнению комплексного договора. Заказчику не придется заниматься поиском архитектора, строительной бригады, художников, литейщиков, мозаичистов и других мастеров – мы готовы предложить ему высококлассных специалистов в этих областях и гарантируем высокое качество результатов.

Наши задачи:

- создавать базу проектов храмов, которые можно применять в условиях ограниченного финансирования, и содействовать реализации этих проектов;

- проводить исследовательские работы в области сакральных искусств, содействовать повышению квалификации и уровня профессионального обучения специалистов в этой сфере;

- содействовать сохранению, развитию и популяризации традиций храмостроения, приумножению и передаче опыта российской школы реставрации;

- устанавливать, поддерживать и обобщать опыт делового партнерства между организациями, работающими в области сакрального искусства в России и за рубежом;

- защищать профессиональные и авторские права членов Гильдии, способствовать их соблюдению;

- создавать, систематизировать и использовать информационные фонды в сфере строительства, реставрации и реконструкции православных храмов и произведений сакрального искусства;

- содействовать проведению консультаций в области сакрального искусства;

- осуществлять информационную и издательскую деятельность, организовывать целевые конкурсы, выставки, конференции, семинары и встречи на региональном и международном уровне.

Принципы нашей работы

Совместное творчество мастеров

В Гильдию храмоздателей входит ряд известных мастерских: архитектурные, художественные, литейные, мастерские по производству столярный изделий и церковной утвари. Мастера разных областей церковного искусства работают вместе с архитектором уже на этапе проектирования, разрабатывая иконостас, создавая эскизы фресок и мозаик, продумывая подсвечники, паникадила и другую утварь. В этом случае, даже если работа идет по типовому проекту и бюджет строительства ограничен, у храма появляется свой неповторимый, ни на что не похожий образ.

Баланс традиции и новаторства

Самый простой путь в проектировании современного храма – это повторить известный образец предыдущей эпохи. Но всегда ли это верный ход? Великолепный храм Покрова на Нерли, безусловный архитектурный и художественный шедевр, вряд ли смог бы выполнить функции приходской церкви в спальном районе, где по воскресеньям собирается несколько сотен человек, большинство из которых с детьми на руках. Храм на Нерли задумывался для других целей – как великокняжеский, на одну семью и специфическую службу. Современный храм не должен быть просто копией удачных образцов из прошлого. Такие образцы можно и нужно брать за основу, но переосмыслять с учетом потребностей нашего времени. Мы хорошо это понимаем, а потому, опираясь на традицию, стремимся к новому. Проектируем храм, где места хватит всем, где рационально продуман каждый сантиметр и учтены все пожелания общины.

Новаторство – хорошо, когда оно в меру

Современный архитектор, проектирующий офисное здание, имеет все ресурсы для самовыражения – особенно с помощью новых технологий и строительных материалов. Однако проектирование храма – дело другое. Это место для общения с Богом, а потому проявление авторской индивидуальности архитектора или художника здесь не всегда уместно. Есть примеры храмов XVIII века, эпохи повального увлечения стилями барокко и рококо, в которых за художественной резьбой и вензелями с трудом можно разглядеть лики святых. Есть современные храмы, в силуэте которых едва проглядывают купол и крест... Нам ближе другой подход, при котором новаторство выражается в максимально эффективной организации внутреннего пространства храма, а авторская стилистика – в деликатном отношении к традиции.

Архитектор не ошибется, если возьмет за основу своего проекта веками выверенные пропорции, например, псковских или балканских храмов. Ведь храм как здание должен соответствовать тому, что происходит внутри него. Церковное искусство, от архитектуры до облачения священника, — это составная часть Литургии, а Литургия из эпохи в эпоху в основе своей остается той же, что в раннехристианские времена.

В храме должно быть удобно

Сегодня при храмах есть детские студии, воскресные и хоровые школы, в приходах ведут социальную работу – опекают сирот, престарелых, людей с ограниченными возможностями, при храмах проводят творческие занятия, читают лекции для прихожан и даже организуют выставки. Для поддержания и развития этой деятельности требуются свои помещения. Мы понимаем, что при храме должно быть место и школе, и трапезной, и раздевалке, и детской комнате… Да и магазины со свечами, книгами и иконами лучше было бы размещать за пределами богослужебного пространства. Словом, сегодня уместнее говорить о целом храмовом комплексе, где в одном здании соединены сразу несколько помещений, удобных, отапливаемых и светлых. При грамотном проектировании и строительстве такие храмовые комплексы внешне выглядят компактно, внутри имеют достаточно места, а главное – людям нравится в такие храмы приходить.

В храме нет места бутафории

Церковь не может быть основана на обмане, и в храме все должно быть настоящим. Современные строительные материалы, конструкции и технологии позволяют построить храм быстрее и дешевле, чем того требует традиционная методика. С помощью бетона, металла, полимеров можно сымитировать абсолютно все – и белый камень, и золото, и мрамор, с помощью лазера – быстро и дешево выполнить резьбу. Но есть ли в этом смысл? С практической точки зрения: да, храм будет «выглядеть» не на триста тысяч, за которые он построен, а на миллион, но – только первые лет пять. Потом штукатурка начнет сыпаться, искусственное золото поблекнет, храм станет похож на выцветшую декорацию, потребуются деньги на ремонт.

Имеет последствия и экономия на кирпиче: да, стены можно забетонировать, но сколько денег при этом уйдет на создание хорошей вентиляции и во сколько обойдется отопление такого храма?..

Что же касается этического аспекта… Церковное искусство должно быть честным, здесь нет места фальши. В храме все должно быть настоящим, и во всем должно чувствоваться тепло человеческих рук – и кирпичной кладке, и в резьбе алтаря, и в орнаменте мозаики, и в росписи.

Мы стараемся по возможности максимально использовать традиционные строительно-отделочные материалы и конструктивные приемы церковного зодчества. При этом понимаем: храм должен выглядеть на столько, за сколько он построен. Ведь сразу становится видна подделка и дешевка. Дешево — это хорошо. Дешёвка — плохо.

Дорого – не обязательно значит хорошо

Парадоксальное, но верное наблюдение: построить красивый и некрасивый храм стоит одних и тех же денег. Это две горы кирпичей, сложенных по-разному. Можно вложить огромную сумму денег в строительный материал, но при этом – неграмотно его использовать. Можно существенную часть бюджета потратить на золото для куполов, а люди, глядя на них, будут думать не о Боге, а о кошельке попечителя… Во всем должна быть соблюдена мера. И ко всему должна быть приложена рука профессионала.

Мы всегда выступаем за качественный труд – труд руками. Деньги и время заказчика мы экономим через хорошо отлаженный рабочий процесс и грамотный подбор строительных материалов.

«Типовые» храмы: многообразие возможностей

Когда сегодня говорят о «типовом» храме, имеют в виду храм максимально дешево и быстро возводимый. Раньше считалось, что таким критериям соответствует модульное строительство, когда храм собирается из отдельных блоков, по принципу «конструктора». Но такие храмы выглядят одинаковыми… Нам больше нравится другой вариант – принцип балканской базилики. Такие храмы тоже в определенном смысле «типовые»: очень простые, быстро возводимые и в чем-то похожие. Но как они красивы! И у каждого – своя, неповторимая красота, которая выражается в элементах архитектуры и отделки, продуманных только для этого храма. Мы занимаемся разработкой проектов именно таких церквей: аскетичных, лаконичных, ориентированных на древние аналоги.

Гильдия формирует школу храмоздания

Церковная архитектура в современной России – молодая специальность, и очень часто архитекторы оказываются неопытны в храмостроении. Понимая это, мы создаем свою школу, где состоявшиеся мастера делятся опытом с начинающими. Мы проводим смотры-конкурсы проектов и построек храмов, а в члены жюри привлекаем лучших экспертов в области церковного искусства. Для нас очень важно возродить традицию храмоздания и обеспечить ее преемственность.

Мы понимаем, что сформировать школу невозможно, не создав художественной среды. Мы продумываем форматы для регулярных встреч и обсуждений актуальных проблем в области строительства храмов. Для этого мы устраиваем круглые столы и встречи экспертного сообщества, для этого совместно с «Журналом Московской Патриархии» выпускаем альманах «Храмоздатель». Все эти начинания – наша долгосрочная инвестиция, и мы не ждем моментального результата. Но в том, что он станет очевиден уже через несколько лет, – сомнений нет никаких.