МЕСТО ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМОСТРОЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АРХИТЕКТУРЕ

В последнее время в обстановке обострения экономического положения и упадка в архитектурно-строительном комплексе мне иногда приходится выступать со статьями и заметками в защиту нашей профессии. В них я пытаюсь проводить мысль о независимости архитектурной деятельности  от диктата строителей и бизнес-структур. При этом мне всегда хочется в критике  сложившейся ситуации найти пути усиления творческого начала и самостоятельности от постороннего влияния в отечественном зодчестве.

В частности  в статье в издании САР «За самостоятельность нашей профессии» я выдвигал идею отделить массовую, в основном жилищную архитектуру, отдав её развитие на основе правил бизнеса, от архитектуры общественных зданий, которые могли бы стать основой и источником передачи наших представлений об архитектуре следующим поколениям.

Но полного удовлетворения от предложенной идеи я  не получил, так как не нашел возможности предложить предмет для рекомендуемого творчества.  И вот недавно, будучи на обсуждении итогов очередного конкурса на православный храм,  я подумал, что нашёл предмет и может быть пора выводить архитектуру храмов на передовые творческие позиции, которые она занимала все прошедшие века.  Наблюдая на процессы православного храмостроения в нашей стране, я берусь утверждать, что последние двадцать пять лет проектирования и строительства русских церковных зданий показали достаточно динамичное развитие этого типа общественных зданий. Наметился очевидный отказ  у архитекторов и руководителей нашей церкви повторять образцы конца ХIХ века.

Получили активное использование великих архитектурных образцов Псковско-Новгородской, Владимиро-Суздальской, Ярославской и древне-московской школ, что создало благоприятный фон для дальнейшего развития архитектурных приемов при строительстве многочисленных храмов на просторах России. Даже русское деревянное зодчество пользуется большим вниманием. Однако строительство в современной городской среде, где особенно остро ощущается отсутствие новых приходов, храмостроение сталкивается с проблемой внедрения в  высотную и высокоплотную  застройку.  Более того, современный храм всё чаще воспринимается как современное здание и всё чаще нуждается в дополнительных помещениях просветительного характера.

Вся история мировой архитектуры базируется на достижениях в первую очередь в области культовых сооружений. Знакомая нам христианская архитектура это, прежде всего, дошедшие до нас храмы, которые всегда были полигонами в формировании архитектурных стилей, в организации архитектурного пространства и их примеры всегда доминировали в истории архитектуры. Образ здания всегда  олицетворял  не только идеи веры, но и художественные идеи эпохи.  Не является исключением и православные храмы в многочисленных славянских странах.

К сожалению, трагические события двадцатого века в России исключили важнейший и наиболее привлекательный предмет архитектурного творчества из палитры нашей профессии. Марксистско-ленинская идеология сделала очень многое, чтобы вытравить саму мысль о приоритете  религиозной нравственности и православно-художественного мышления в формировании мировоззрения творческой интеллигенции, в том числе и в современной архитектурной среде.

К счастью, архитектурные конкурсы последних лет на храмы, проводимые Союзом архитекторов России совместно с Гильдией храмоздателей­­, вселяют надежду на возрождение интереса в нашей профессиональной среде к этим наиболее значимым объектам творчества в области общественных зданий.  Пока трудно говорить о широком понимании большинством архитекторов и организаций нашего профессионального цеха о важности и масштабе задач, стоящих перед нашим сообществом в связи с открывающимися  возможностями проявить себя в интереснейшей области проектирования.  Сейчас проектированием православных храмов занимаются, как я понимаю, небольшие, довольно замкнутые и вероятно  самоизолированные группы архитекторов, хорошо овладевших  спецификой храмостроения,  редко участвуют в проектировании других видов зданий и довольно плохо связанные с широкими профессиональными общественными кругами.  Как результат – проектные работы по храмам при всей их многочисленности, очень редко рассматриваются в общем потоке архитектурного проектирования в России, что естественно мешает наиболее способным в творческом отношении  архитекторам участвовать в этом процессе. 

Я считаю, что наступило время, когда можно уже говорить о возможности включения проектирования православных храмов в общий проектный поток, но, разумеется, с необходимым пониманием духовных основ нашей главной религии.

В этом отношении существенную роль могли бы сыграть открытые конкурсы на конкретные наиболее значимые храмовые комплексы, о чём на обсуждении итогов последнего конкурса говорил руководитель Гильдии храмостроителей весьма опытный архитектор А.Анисимов.     Мне понятно опасение архитекторов, постоянно занимающихся проектированием храмов, выходить за пределы этого довольно узкого и специфического жанра. Я сам многие десятилетия занимался в основном проектированием театрально-зрелищных зданий. Но я всегда пытался проектировать самые различные виды сооружений, что позволяло мне свободно себя чувствовать в области проектирования, в которой я специализируюсь.  Примером для меня всегда являлся А.В.Щусев, создавший в начале ХХ века прекрасные образцы русских храмов, сочетавшие в себе исторические традиции с новыми в то время тенденциями в изобразительном искусстве и архитектуре.

Разумеется, очень важно понимать, что ты творишь, но не менее важно  для успешной творческой деятельности обладать художественным талантом и владеть всеми сторонами профессионального ремесла.

Меня в последнее время раздражает массовое однообразие архитектурного мышления путем очередного пережёвывания западного бутерброда. И мечтаю, что храмы русской православной церкви будут тем маяком, который осветит путь всей нашей отечественной архитектуры.   Дай Бог дожить до этих светлых дней.

 

В.Д.Красильников, Народный архитектор РФ, академик РАХ.

Февраль 2016 г.