ХРАМОВЫЙ КОМПЛЕКС КАК ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ПРАВОСЛАВИЯ

Необычный и очень красивый храмовый комплекс во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона с храмом святого праведного Иоанна Кронштадтского, построенный мастерами Гильдии храмоздателей, был освящен на днях митрополитом Нижегородским и Арзамасским Георгием в Приокском районе Нижнего Новгорода. Этот комплекс – пример тонкого сочетания архитектурного новаторства и бережного отношения к православным традициям.

Главный архитектор проекта, Председатель правления Гильдии Андрей Анисимов объединил здесь различные элементы мировой православной архитектуры. По словам Анисимова, ему хотелось «показать на Нижегородской земле традиции Православия разных времен и народов, фактически создать энциклопедию Православной культуры для тех, кто хотел бы своими глазами увидеть сохранившиеся храмы Византии, Каппадокии и других мест, но не имеет такой возможности». Благодаря мастерам Гильдии богатое наследие мировой православной культуры теперь широко представлено в Нижнем Новгороде.

Храмовый комплекс в Щербинках объединяет два храма в разных стилях.

Соборный храм великомученика и целителя Пантелеимона возведен в неорусском стиле с элементами псковско-новгородской архитектуры. Так часто строили в России начала ХХ века.

Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского построен в эклектике – он характерен для России конца XIX века, времени земной жизни святого праведного Иоанна. В качестве образца для него был взят Морской собор в Кронштадте.

Оба стиля были выбраны авторами проекта неслучайно. Храмовая архитектура в нашей стране развивалась вплоть до событий Октябрьского переворота, а далее замерла на 70 лет. Чтобы восстановить прерванную традицию, современные архитекторы обращаются к опыту храмовых зодчих конца XIX – начала ХХ веков. Два основных стиля этой эпохи представлены в Нижегородском комплексе в Щербинках.

Оба храма соединены теплым переходом. Это сделано для удобства прихожан и духовенства, чтобы в холодное время года можно было свободно перемещаться из одного пространства в другое, не выходя на улицу.

Храмовый комплекс в Щербинках уникален по сочетанию архитектурных и художественных элементов. Каждый из них имеет свой глубокий смысл. Такое соединение различных стилей и техник символически показывает, что Православие – это поистине вселенская вера, которую на протяжении тысячелетий исповедуют в самых разных уголках земли.

Главы и кресты

Храмовый комплекс венчают различные по форме главы и кресты. Все эти формы традиционны для русского храмового зодчества и дают представление о богатстве стилей нашей архитектуры разных эпох.

Храм великомученика Пантелеимона и его колокольня имеют шлемовидные главы. Такая форма была очень распространена во Владимиро-Суздальском княжестве XII века. Она символизирует, что храм, как воин Христов, призван защищать людей и землю от козней врага рода человеческого.

Глава храма Иоанна Кронштадтского выполнена в неовизантийском стиле. Формой она напоминает купол Храма Христа Спасителя в Москве – главный собор России. А мотив золотой отделки взят от купола Морского собора в городе Кронштадте. Золотое кружево имеет символический рисунок: в его основе лежит изображение креста. Это не только украшение, но и напоминание о Жертве Христовой, принесенной за каждого человека.

Над главой Пантелеимонова храма возвышается четырехконечный крест, форма и рисунок которого восходят ко кресту Димитриевского собора во Владимире. Архитекторы проекта Андрей Анисимов и Екатерина Носкова добавили к древнему образцу подвески, символизирующие капли Крови Христовой – воспоминание о страшном испытании на Голгофе. В основании креста лежит цата, часто ошибочно называемая полумесяцем. Этот символ пришел на Русь из Византии раннехристианского времени. Цата имеет множество прочтений. Это и купель, в которой Церковь крестилась во Христа, и ясли Вифлеемские, принявшие Богомладенца Иисуса, и Евхаристическая чаша с Телом и Кровью Спасителя, и якорь – древний символ Господа, спасающего человека в буре житейских страстей.

Над храмом святого Иоанна Кронштадтского возвышается крест, форма и рисунок которого повторяют очертания креста храма Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге. Расходящиеся из центра лучи символизируют Христа как Солнце правды. Ужас, парадокс и необъяснимость крестной смерти Господа с точки зрения человеческой логики состоят в том, что Он, будучи Светом и Истиной, добровольно взошел на Голгофу. Солнце, распятое на кресте, – это великая тайна Божией любви к человеку.

Крест над колокольней имеет семиконечную форму, более древнюю, чем восьмиконечная. Это так называемый тау-крест (от греческой буквы Т – «тау»), его можно увидеть на куполе церкви Двенадцати апостолов Московского Кремля, над входом в Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря и в других храмах. Семиконечный крест символизирует семь Таинств Православной Церкви. Копие и трость с губкой по левую и правую стороны от креста напоминают об орудиях Страстей Господних, описанных в Евангелии. Царский венец в центре символизирует Венец Терновый, возложенный на Спасителя римскими солдатами, ставший из орудия казни символом Славы Господней.

Интерьеры храмов

По задумке Андрея Анисимова, в интерьерах обоих храмов нашли отражение элементы разных эпох православного искусства из ряда стран.

Храм великомученика и целителя Пантелеимона

По форме он состоит из двух частей – крестово-купольная церковь совмещена с романской базиликой, самой вместительной из всех храмовых форм. Интерьер храма великомученика Пантелеимона очень напоминает интерьер собора Русской Духовной миссии в Иерусалиме. Совпадение случайное, но при этом символичное. Люди, не бывавшие на Святой Земле, теперь имеют возможность почувствовать ее атмосферув своем родном Нижнем Новгороде.

Базилика – один из древнейших видов христианских храмов. Чтобы показать аскетичность церквей первых веков христианства, в интерьере сохранили белые стены в сочетании с деревом и камнем. На этом фоне сразу обращают на себя внимание мозаики, росписи, киоты с иконами и тексты тропарей и кондаков, написанные на стенах. Тексты молитв нанесены рукой художника и поэта Алексея Чекаля.

Алтарная преграда в этом храме специально устроена таким образом, чтобы у верующих была возможность видеть происходящее в алтаре и как можно более полно и осознанно соучаствовать в Евхаристии, не оказываясь перед закрытыми алтарными дверями «по другую сторону» от Таинства.

Киворий (или Сень) над престолом в алтаре можно часто увидеть в балканских храмах. Характерен он и для архитектуры неовизантийского стиля – например, киворий есть в Храме Христа Спасителя в Москве. Он подчеркивает значимость престола, главного места в храме, дает возможность вынести престол из глубины алтаря, приблизив его к молящимся, и создать ощущение легкости и воздушности иконостаса.

Все иконы в Пантелеимоновом храме написаны либо на камне, либо на стенах. Эта практика была распространена и в Византии, и в Каппадокии, где дерево сложно было достать, а храмы зачастую вырубали прямо в скале. Иконы писались на камне, а затем обрамлялись в каменный киот, что особо выделяло их в храмовом пространстве.

Мозаики Пантелеимонова храма продолжают традицию Византии. Образ Христа Пантократора обрамлен фресками, которые подчеркивают значимость Его Лика, выполненного в мозаике. Валентин Борисенко, руководитель мастерской, исполневшей эту работу, не раз был отмечен искусствоведами как талантливый современный мозаичист. Святейший Патриарх Кирилл также высоко оценил созданные им  художественные образы, посещая Сретенский храм при Свято-Даниловом монастыре, где его мозаики украшают крещальную купель.

Роспись Пантелеимонова храма особенна тем, что для фресок выбраны сюжеты из Евангелия, связанные с исцелением больных. Великомученик Пантелеимон также был целителем, к нему с особой молитвой обращаются в скорбях, связанных с болезнями. Фрески выполнены единой лентой, не разделены на эпизоды. Так подчеркивается мысль, что Животворящая сила Христа проистекает безгранично на протяжении веков на всех людей без исключения.

На фризе алтаря помещены иконы церковных праздников, над Царскими вратами –изображение Евхаристии.

Храм святого праведного Иоанна Кронштадтского

Особенность этого храма заключена в иконостасе. За его основу была взята алтарная преграда в Гефсиманском монастыре Иерусалима. Сочетание дерева, камня и росписи – черта эклектики конца XIX века. Иконописную работу здесь выполнял Нижегородский художник Николай Юшков.

Алтарная преграда в храме Иоанна Кронштадтского сравнительно невысока. По периметру храма устроены хоры, с которых хорошо просматривается происходящее в алтаре. Такое архитектурное решение дает возможность собравшимся на Литургию максимально глубоко соучаствовать в богослужении.

Приходящие на службу в новый храмовом комплексе, с благодарностью говорят, что молиться в нем очень легко. Архитекторы Андрей Анисимов, Екатерина Носкова и Анастасия Тихановския также бывали здесь на Литургии и внимательно слушали мнения прихожан. Не зная, что именно они авторы этого проекта, люди делились с ними искренними впечатлениями, главное из которых – «как же здесь красиво и хорошо!» Пожалуй, лучшей награды  быть не может…