ХРАМЫ СТРОЯТСЯ НЕ НА 10-15 ЛЕТ, ИМИТАЦИЯ И ФАЛЬШЬ ЗДЕСЬ НЕУМЕСТНЫ

Протоиерей Андрей Юревич, главный архитектор Финансово-хозяйственного управления Московского Патриархата, Член Экспертного совета Гильдии храмоздателей 

Выступление в рамках Рождественских чтений 2015 года, на подведении итогов Смотра-конкурса проектов и построек современных храмов

Мой доклад называется «Проблемы развития «Программы-200» в архитектурном аспекте и пути их преодоления».

Прошло почти пять лет с тех пор как в Москве стартовала программа строительства новых храмов, или так называемая «Программа-200», ну пока она так называлась. На совещаниях различного формата постоянно подводятся итоги реализации этой программы. Но эти итоги в основном количественные – сколько храмов построено, сколько проектов приобретено, сколько участков выделено для строительства храмов и т.д. Сегодня на нашей с вами конференции мы говорим о качестве, об архитектурных проблемах программ строительства храмов, чтобы определить пути преодоления этих проблем и дальнейшего развития. Хотя мы собрались обсуждать проблемы не только Москвы, но и церковной архитектуры в целом, но все же в московской программе, как в фокусе, видны и плюсы, и минусы современного храмостроительства.

При подготовке начальных материалов к докладу сразу возник вопрос: как можно с одновременным строительством большого количества храмов убыстрить и удешевить процесс? Одним из предложений был принцип модульности, вот то, что мы видим сейчас на экране:

Это определенный набор архитектурных элементов, из которых можно было бы компоновать множество различных храмов. Автор этого принципа – Андрей Оболенский, Моспроект-2, своего рода конструктор. Например, основной объем храма, приделы, притвор, шатер, купол и барабан, различные луковицы и т.д. Каждый из этих элементов – мы видим, стрелочками показано – все можно взаимозаменять, и получается, как будто это разные храмы. Но в дальнейшем от этого принципа модульности отказались, заменив его принципом так называемых типовых проектов.

На сегодняшний день разработано семь основных типов храмов, по которым полностью имеется проектная документация, составившие основную базу проектов, которые сейчас находятся в распоряжении Финансово-хозяйственного управления Русской Православной Церкви. И в первой, и во второй очереди строительства программы именно эти проекты наиболее применяемые. Относительно самой идеи этих типовых проектов храмов хочу сделать замечание в порядке дискуссии. Во-первых, историческая ссылка на так называемые образцовые проекты в церковном зодчестве, применявшиеся в свое время в Государстве Российском, не вполне корректна. Поскольку образцовые проекты разрабатывались для возведения в провинции, где всегда была и по сей день есть проблема с квалифицированными кадрами в области храмостроения, а не для столиц, не для Москвы и Петербурга, где во все времена возводились храмы с неповторимым обликом. Поэтому вполне объяснимо, что многие настоятели строящихся храмов в Москве, часто при поддержке викариев своих округов, при наличии, конечно, средств, всеми силами стараются заменить предлагаемый на участке типовой проект на индивидуальную разработку. Ну если уж в спальном районе почти все дома одинаковые, так пусть хоть храм не будет такой, как на соседней улице. Во-вторых, принцип типового строительства, или, как в нашем случае, многократного повторного применения, всегда тесно связан с конвейерной стройиндустрией: домостроительные комбинаты, заводы железобетонных изделий выпускают панели, детали, из которых на стройплощадке быстро собираются серийные дома-коробки. В разработанных проектах храмов не предусмотрены никакие унифицированные укрупненные изделия, типа стеновых панелей жилого дома, нет и никаких заводов, оснащенных под выпуск этих изделий. Каждый храм возводится как уникальный объект или из кирпича, или блоков, или монолитного железобетона с установкой опалубки на месте. И сроки, и стоимость строительства в таком случае у храмов типовых проектов ничуть не меньше, чем у индивидуальных проектов.

Итак, мы видим: принцип типового проектирования для убыстрения и удешевления строительства не работает. <…> Каждый раз речь идет всего о нескольких миллионах рублей стоимости проектирования по сравнению с сотнями миллионов строительства. Эти деньги московский приход, как правило, всегда может найти, как и несколько месяцев времени на индивидуальный проект, который при грамотном планировании никак не повлияет на сроки программы, зато эффект будет гораздо больше. Думаю, что база проектов, собираемая в ФХУ, с успехом может быть использована при строительстве храмов в основном в епархиях, в Москве же – в отдельных случаях.

Перечислим некоторые проблемы проектирования, используя известную триаду Витрувия: прочность, польза и красота. Что касается прочности, в этом пункте речь идет о конструктивных решениях. Часто мы видим колонны и своды, обшитые гипсокартоном. Или храм запроектирован с прямоугольным каркасом, затем устраиваются в интерьере фальшбетонные своды методом торкретирования по арматурному каркасу, или имитации традиционной формы. Думается, в храме не очень уместна вся эта имитация и фальшь. Часто при проектировании стен применяют своего рода слоистый пирог – внутри монолитный бетон, а снаружи утеплитель из мягкой минералваты под штукатуркой или пенополистирол. И уже сейчас мы убеждаемся, как такие технологии совершенно не прочные, и сколько прослужит храм с таким мягким фасадом – неизвестно. Думаю, архитекторам надо обратить внимание при проектировании и строительстве храмов на долговечные материалы, все-таки строят не на 10-15 лет.

Польза. Здесь надо сказать о функциональности и решении внутреннего пространства храма. В большинстве проектов, в том числе и типовых, объемно-планировочное решение храма достаточно неудобное. Вот мы видим здесь один из типовых проектов на плане:

Некоторые только проблемы перечислю: почти везде отсутствует полноценный притвор, который нужен, – это любой священник, любой настоятель скажет. Как правило, квадратное решение плана, при этом углы около входа занимаются огромной лестницей или свечной лавкой, здесь уже алтарь, пространство для молящихся остается только такое [узкое в центре], в середине, потому что здесь [у входа] толчея. Большой храм, мы сейчас видели фасад, высокий, объемный, дорогая стоимость… А площадь оказывается совсем небольшая, при этом алтарь не очень удобный, он широкий и короткий, в нем богослужения совершать достаточно трудно, отсутствуют дополнительные помещения для паномарок и повседневных ризниц, вместо этого такая огромная лестница, в некоторых проектах даже на Горнем месте бывает лестница на нижний этаж, такая полукруглая. Это тоже совсем нелепо. При этом площадь для молящихся получается совсем небольшая. Все храмы спроектированы заведомо тесными, а такие храмы вместимостью в 200 человек в таком городе как Москва, скорее всего, вообще не должны применяться, потому что 200-250 человек собирается уже. Владыка недавно рассказывал, как был во вновь возведенном временном храме: 250 человек внутри и, может быть, столько же снаружи стояли и молились. Почти во всех проектах храмов нет места ни для гардероба, ни для детской комнаты или для матерей с грудными детьми, а в нормальном приходе всегда много многодетных семей, маленьких детей, которым всегда нужны отдельные закутки, но при храме.

Что касается красоты в архитектурном образном строе храмов, то здесь по-прежнему преобладает тенденция механической компиляции исторических стилей прошлых эпох, а порой неумелое подражательство и копирование.

Итак, можно сказать, что из принципов, положенных в основу программы строительства новых храмов, на старте одни нуждаются в серьезной корректировке, а другие уже выполнили свою роль и вместо них нужно вводить новые. Каковы же наши предложения? – Продолжить разработку новой линейки проектов храмов. Объективные условия новой экономической ситуации диктуют экономию средств, поэтому это должны быть храмы экономичные, невысокие по объему, но выразительные по форме и силуэту.

Вот такая сравнительная схема: большой силуэт – это храм средний на 500 человек, усредненный типовой проект по «Программе-200». Вот этот средний силуэт – применяемый аналог древнерусского храма, а вот этот темный, скажем, силуэт, причем с выходящими своими приделами, то есть увеличенная площадь такого базиликального типа, - это храм, который предлагается как оптимизированный храм по нашей программе. Здесь мы с вами имеем очень хороший исторический аналог.

Следующее фото - это храм Старой Ладоги, исторический прототип, здесь он еще в неотреставрированном виде. Некая инициативная группа на основе этого храма сделала несколько таких вот храмов. Это как бы одна серия, о качестве архитектуры можно спорить, это считайте некая клаузура, эскиз, предложение. Это может быть и такой храм, предлагаемый Товариществом реставраторов «Мастерские Андрея Анисимова», это может быть и такой, совсем уже небольшой храм, он одновременно и серия лаконичная по архитектуре с достаточно простым конструктивным решением, и вполне, кстати, возможно применение облегченных стеновых блоков из пенобетона или газосиликата. Легкость и теплоизоляция наравне с прочностью решают много проблем, к тому же фундамент для такого здания может быть облегченным, и результат – немалый экономический эффект. Также возможна разработка дальнейшая, кстати сказать, и довольно интересная разработка базилики. В этом смысле она удобна тем, что может применяться каркас или металлический, или из гнутых [деревянных] клеенных конструкций также, и несущие стены из легких бетонных блоков, или – в некоторых случаях – из панелей «сэндвич». Вот такой вот пример приведу: это храм, который в Царицыно, уже сейчас заканчивается возведение, он спроектирован как временный, но мы сейчас говорим о том, что понятия временного и основного храма могут максимально приближаться, в данном случае это как раз металлический каркас и панели «сэндвич». 

Тема базилики интересна тем, что при таком базиликальном плане решение алтарное и решение входной группы могут применяться для разных совершенно храмов разной наполняемости, разных по длине и по ширине, - и при сохранении модуля. Это, может быть, два-три, пять пролетов вперед и назад, в глубину, и столько же – однопролетный или трехпролетный – в ширину. Тема базилики – она, в общем-то, универсальная.

Хотелось бы несколько слов сказать и о проблеме приходских комплексов. До сих пор мы использовали стандартные решения отдельно стоящих храма и дома причта. Т.е. такого павильонного типа. Предлагается подумать о разработке по типу монастырского комплекса или домового храма в больнице или в каком-либо другом учреждении. Вот, например, такие схемы [показываются схемы планов, где храм обстраивается разными функциональными блоками вокруг в разных вариациях]. В середине – храмовое помещение, и по краям могут быть совершенно универсальные блоки, там может быть универсальный зрительный зал, библиотека, спортзал и набор канцелярии или каких-то классных комнат, какой-то школы. При этом мы экономим помещения общего назначения, помещения вестибюля или притвора, помещения гардероба, охраны, санузлов, коридоров, на территории экономим, на сетях, на наружных стенах, а значит, на отоплении экономим. И очень удобно добираться, не надо ходить по двору никуда: зашел в это здание – и в конце дня воскресного, допустим, вышел. Это могут быть совершенно разные схемы: с внутренним двором, может быть расположение храма сбоку, если это восток. Здесь целая школа может поместиться. Т.е. компоновать эти комплексы можно уже исходя из территории самого участка… [показываются разные проекты и комментируются их качества]

Особенно хочу отметить, что в создании новых проектов современных храмов необходимо добиваться сочетания традиций и новаторства. Это основа истинного творчества, нужен поиск новых выразительных форм, нужно двигаться вперед. В условиях современного города храм является градостроительной доминантой, его выразительное образное решение может сфокусировать нейтральную застройку целого жилого района. Речь идет, конечно, не о революции в храмоздательстве, а об эволюционном развитии храмового зодчества на основе исторических образцов. Стилистика церковной архитектуры должна соответствовать историческому времени, жизни Церкви. Несколько примеров: вот Киев, так называемый «Спас на Теремках».

Храмовый комплекс: сам храм – и рядом звонница в современных таких формах. Несколько конкурсных проектов еще из прошлогоднего конкурса: такие вот предложения, это за основу взят храм святой Софии в Константинополе, но решен в современных формах. Или, допустим, вот такой проект Михаила Юрьевича Кеслера, храм в Андреевском, который реагирует на окружающую, может быть, застройку, вполне может реагировать на городскую. Смотрите, как вот на фоне находятся совершенно современные монолитные железобетонные дома – и храм не потерялся, в нем одновременно читаются и традиция, и новаторские линии.

Или такой храм: за основу берется новгородская архитектура, но как по-новому она прочитывается!

Итак, мы с вами видим, даже по нашей выставке, что очень много вокруг архитекторов с интересными наработками. У сегодняшнего состава Финансово-хозяйственного управления открыт подход к этим идеям, для этого мы проводим совместно с Союзом архитекторов совместные конкурсы, проводим внутренние некоторые конкурсы в ФХУ, мы сотрудничаем с Гильдией храмоздателей, мы проводим мониторинг архитекторов и проектных фирм, работающих в теме храмостроительства, для того чтобы отбирать их для дальнейшего сотрудничества. Нам надо всем объединиться и составить некую творческую лабораторию и двигаться вперед.

Особо благодарю за подготовку материалов исследовательскую группу архитекторов «Сакральная урбанистика» и многих других архитекторов.

Спасибо за внимание!