ПОСЕЛОК ВЫМИРАЕТ, ЕСЛИ В НЕМ НЕТ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ

005815.jpg

Иннокентий, епископ Нижнетагильский и Серовский, архитектор по светскому образованию

Выступление в рамках Рождественских чтений 2015 года, на подведении итогов Смотра-конкурса проектов и построек современных храмов (расшифровка)

Такая тема выступления заявлена – минимализм. Видимо, по моему интервью, которое я давал «Правмиру», это был такой стандартный разговор, но действительно, я имел в виду нет тот минимализм… Давайте говорить так: я имею в виду церковный минимализм, даже не церковный, а христианский минимализм, как есть христианский реализм, так есть и это. То есть то направление, которое возникло на основе конструктивизма, дадаизма или даже абстракционизма, но очень трудно не согласиться со словами нашего любимого в юности архитектора Миса ван дер Роэ, который сказал: «Меньше – значит больше». Когда средства становятся скупыми и когда мы рождаем некий образ храма, лишенного слишком богатого декора, в определенных случаях, конечно, не то что все такие должны быть. Наша архитектура церковная, мне кажется, должна быть максимально универсальной.

Дело в том, что владыка митрополит <Георгий> руководит огромной митрополией, которая с огромным опытом реставрации. И Святейший Патриарх делегировал в провинцию, во всю огромную страну, делегировал свой духовный потенциал Церкви и создал нам огромное количество епархий в провинции именно. Вот Тагил – это одна из таких провинциальных епархий, которая входит в состав Екатеринбургской митрополии. Если мы говорим, что нас на двадцать, допустим, тысяч жителей, лучше на десять – это совсем показатель хороший, - нужен один храм, то в моей епархии полтора миллиона жителей, и я посчитал, что мне надо построить 40 или 50 недостающих храмов, но мы же понимаем с вами, что это не градостроительная норма, как количество автостоянок в микрорайоне. Храмов много не бывает. Когда я почти за четыре года пребывания в своей епархии, вот уже три с половиной года, я понял, что много вижу, много езжу, но… вот это беднейшее с точки зрения архитектуры место. Если мы имеем какие-то большие памятники в крупных городах типа Екатеринбурга, то знаете, там, чтобы сделать колонну, брали кусок мрамора цельный, и из него делали колонну какую-нибудь, или из яшмы, малахита. Потому что время позволяло это делать. Сегодня наша промышленная окраина несколько по-иному устроена. Мы говорим здесь о быстровозводимых, малобюджетных, типовых храмах, разборных, легковозводимых, но это названия все. Особенно малобюджетные. Понятно, что бюджета мало и будет еще меньше, вот в этих условиях у меня возникала идея создания некоего образа храма. То, что происходит сегодня здесь сейчас, вот эта выставка, это обсуждение первое, они все активнее и активнее от года становятся благодаря вниманию Святейшего и благодаря «Программе-200», она двигает, безусловно, этот вопрос. И мне кажется, именно сейчас, кость к кости, скелет начинает создаваться и крепнуть. И если вот этот поезд архитектурный церковный, он отошел от станции и возводил пары, - теперь он начинает двигаться, судя по нашему конкурсу, по выставке, судя по тем усилиям, которые прикладывает Патриархия.

Но если в Патриархии у нас существуют отделы миссионерский, образовательный, работа в армии, еще где-то, такие своеобразные «министерства» церковные, то у нас, к сожалению, нет «министерства церковного искусства». Это очень важный момент – воспитать эту среду. Легче нанять… вот владыка Георгий говорит, ему нужно 50 архитекторов… А у меня – нет ни одного, как быть? Во Владимирской епархии, это довольно древняя епархия, и там была должность епархиального архитектора... 20 лет назад я пригласил выпускника одного архитектурного вуза, и сейчас он вырос в нормального прекрасного архитектора, мы с ним вместе проектируем, творческий процесс идет, дальше он осуществляет одновременно архитектурный досмотр и все остальные функции, вот такой епархиальный архитектор; такая должность была бы, я сейчас мечтаю только об этом. Поэтому я приглашаю из Владимира реставраторов, еще кого-то, потому что нет этих традиций. Храмы, которые находятся в полуподвалах, в каких-то комнатах, в трансформаторных будках бывших… Из более чем 120 храмов только 60 находятся в церковных помещениях, которые нельзя назвать ведущими, там есть и новоделы и все остальное. Но мы теперь простились с новоделом, и вот желание и необходимость иметь малый храм, который расположен там, есть. Допустим, я несколько раз говорил, в поселок приезжаешь, там 5000 человек живет в поселке, говорят, он умирающий. А почему умирающий? Потому что церковной жизни нет. Тоже Патриарх, предвидя это, делегировал соответствующие службы, соответствующий потенциал и соответственно делегирует туда и тот вопрос, которым мы занимаемся.

Мне кажется, что создание образа современного храма, - это храм достаточно небольшой и аскетичный. Аскетичный в том смысле, что, я считаю, и в результате своего опыта, и какого-то изучения всего, считаю, что сейчас, мы из иконописи это берем, чтобы привести человека в Православие, если мы говорим: икона – это молитва в красках, Литургия в красках даже, то храм – это, ну архитектура, понятно, формирует сознание, но она должна формировать и христианское сознание. И вот для этого необходимо, конечно, создание образа. Нельзя его получить просто так, взять и создать. Я безмерно благодарен Андрею Анисимову, что он как-то вычленил из тех людей, с которыми он работает, какую-то группу молодых архитекторов, они назвали себя «Квадратура Круга», сейчас видно, что они встают на ноги. Это такие свежие попытки создания образа. Чтобы создать этот образ, это должен быть многогранный образ, не типовой, в то же время применимый в разных ситуациях образ, его создать можно только через образованность архитекторов, через их подготовку. Может быть, они будут потом такими епархиальными архитекторами, не знаю что, МАРХИ там или не МАРХИ, может быть, творческая мастерская, но, скорее всего, что люди, которых мы должны готовить, которые будут заниматься церковной архитектурой, даже мыслить образно, и в то же время они должны воцерковляться. Тогда архитекторы будут воцерковляться, а Церковь профессионализироваться с точки зрения архитектуры.

Есть еще много частных моментов, например, храм в архитектурной застройке, если мы где-нибудь в Италии или другой стране европейской, мы видим рядовую застройку фасадами, улицу, в которую мы вписываем церковь. У меня есть <в епархии> 42-я дивизия ракетная, самая большая передовая дивизия, тут не открываю никаких секретов, но у них много площадок, и меня просят: «Сделай какой-нибудь разборный-сборный храм». Есть попытки: делают палатку с куполом, делают вагончик с куполом, много всего делают, но я убежден глубоко, что из разборных элементов, может быть, профессиональный, профессионально-технологический подход, современные материалы ушли далеко вперед с точки зрения их свойств. Только нужно все это применить, потому что эти храмы на одной площадке, где дислоцируется, собирается часть, стоит там год-два, потом перевозится на другую площадку…

Ну и вообще в глубинке российской просто катастрофически не хватает правильно построенного храма, правильно с точки зрения образа, художественного образа, Создать художественных образ, еще раз повторюсь, можно только создав художественную среду. Художественная среда – это действительно журнал «Храмоздатель», это и выставки наши, их должно быть больше, конкурсов должно быть больше, обсуждения. Вот взял на заметку себе, как владыка митрополит Георгий, конференцию проведу архитектурную, ликбез. Я преподавал долго в семинарии Владимирской после архитектуры, но вот этот ликбез полезен для батюшек, потому что владыка Георгий правильно сказал: батюшки – не архитекторы, дай Бог, чтобы они проповедовали, несли слово Божие и выполняли свою основную функцию, но однако есть у них такая черта, они иногда хотели бы руководить архитектурой.

Мне кажется, мы стоим на пороге создания такого огромного пласта церковной архитектуры, в котором у каждого универсально будут свои качества, качества и малого храма, и среднего храма, но, как говорится, в дни голода помяни дни сытости. Не знаю, для Москвы это актуально? Наверное, она в дни сытости будет поминать дни голода, потому что действительно, она развивается, прекрасный наш центр, без Москвы нет России, но нет России и без тех забытых уголков, в которых необходим абсолютно минималистический подход, но в то же время подход, повторяюсь, абсолютно образный.

Хотел бы пожелать всем нам успехов вот таких, владыка Марк.

расшифровка Даниила МАКАРОВА