МЫ ДОЛЖНЫ ДОВЕРЯТЬ ЦЕХУ АРХИТЕКТОРОВ, А НЕ ДИКТОВАТЬ УСЛОВИЯ

Георгий, митрополит Нижегородский и Арзамасский

Выступление в рамках Рождественских чтений 2015 года, на подведении итогов Смотра-конкурса проектов и построек современных храмов (расшифровка)

Не все храмы восстановлены, не все еще построены, так что, дорогие архитекторы, резчики, есть еще у вас хлеб, потрудиться на ниве Божией. Мне кажется, что одна из главных проблем, с которой мы сталкиваемся, это две вещи: во-первых, наше невежество – и духовенства, и архитекторов, и это не чья-то вина, это наша общая беда. Время богоборчества наложило на нас определенный отпечаток, на наши взаимоотношения. А второе – это очень низкий уровень управленческого дела в наших взаимоотношениях. Это называется «сапожник без сапог». У нас есть хорошие архитекторы, есть специалисты… А почему они плохо строят?

И первое, что в управленчестве будет в перспективе решаться, если мы хотим иметь достойные храмы, и с точки зрения архитектурной, облика, и с точки зрения функциональности, очень важно, чтобы у нас были великолепные проектные работы. Вот стены нарисовали, а как росписи делать? Это все единый проект. За это за все должен отвечать архитектор. Он пускай будет и иконописцем, и по церковным ювелирным делам… Но как только у нас архитекторы перестанут быть <на стройке>, или их отрывают от общего дела, тогда настоятель или игумен монастыря начинают сами руководить.

Вторая тема управленческая, с точки зрения архитектурно-строительной, - это кто будет строить? Одна из проблем – отсутствие стабильной экономической ситуации и отсутствие финансов, начинают искать подешевле. Отсутствие типовых проектов, более менее серьезных, - и мы нарываемся на кого? Ну кто вчера кинотеатр проектировал, сегодня ресторан… - теперь он храм проектирует. Тогда получается такое помещение публичного пребывания людей, которое не всегда напоминает храм, и от этого проблема. В эту сферу храмоздательства приходит очень много людей невежественных и случайных, а талантливые где-то рядом стоят. Вот создание даже вот этой Гильдии архитекторов, зодчих – это очень важная тема. Должны заниматься храмами только те люди, которые только этим могут и заниматься, и тогда мы поставим вопрос и функциональный: тему отопления, вентиляции, гардеробов, санузлов, каких-то второстепенных помещений. Они требуют действительно особого осмысления того, что такое храм. Чтобы была хорошая логистика.

Вторая тема, с чем сталкиваются архитекторы, - когда заказчик, настоятель монастыря начинает очень жестко диктовать архитектору какие-то условия. Ну мы же не архитекторы, мы должны доверять цеху этих мастеров. Очень важно, чтобы было взаимное движение друг другу навстречу, потому что я сталкивался: «Вот мне окна такие нравятся, а другие не нравятся, не подходит для стиля такое окно… - нет не сделаю». И что делать мастеру? Может он поставить имя на свой проект? Или обратная сторона, что вот этот модернизм, либо гордыня, либо невежество, когда человек пытается сделать что-то такое, что до него никто не делал, не в этом дело, а будет ли это читаться в архитектуре? А соотносится ли это с храмом? Это очень важно.

Дальше. Очень важно, чтобы архитектор сопровождал строительство храма. Не то что отдал пакет документов – и как хочешь. Это очень важно. Мы пытаемся на всем экономить, а в конце концов получается намного дороже. Надо отбирать и строителей, и кто будет технадзор проводить, сопровождение строительства храма. И тогда мы выйдем на другой уровень. Вот на уровне этапа этого разрыва понимания я сталкиваюсь, допустим, и с архитектурными проблемами, когда люди применяют не очень качественные строительные материалы, когда на этапе уже построенного здания приходится принимать какие-то решения. Есть обратная сторона, что, вступая в человеческие конфликты, архитектор дистанцируется от результата создания этого храма. Тоже глубочайшая ошибка. Поэтому нам еще придется создавать условия, историю взаимоотношений, как нужно правильно это делать.

Я хочу сказать, что в нашей епархии мы действительно… я уже не работаю с очень многими мастерскими, специалистами. Я вот отобрал несколько архитекторов и с ними взаимодействую, в частности это «Мастерские Андрея Анисимова». Я считаю, это один из серьезных образцов взаимодействия, который умеет и сохранить древность очень интересную, и сделать современный подход в решении многих вопросов. Поскольку они проектируют десятки и десятки храмов ежегодно, они не учатся проектировать. Это специалисты хорошего класса. И вот нам надо создавать условия, чтобы люди могли себя проявлять достойно. Но ведь нужны и эксперты, которые бы останавливали: «Слушай, ну перебор». Чтобы не только заказчик в лице священника их критиковал, дискутировал, противопоставлял себя, а только экспертное сообщество, куда можно было бы обратиться. Это касается и приепархиальной жизни, и общецерковной.

И мне видится, что первый этап серьезного движения, - это мы должны… Чтобы вы поняли, уважаемые коллеги, друзья. Церковь настолько быстро развивается, такое строится количество храмов, что мы еле успеваем цепляться. И вот грань такая: если мы только делаем один эксклюзив, то мы никогда храмы не построим, таких как надо и нужного количества. Есть другая крайность: если мы с вами строим только ширпотреб, то придет время и мы скажем: «А что мы тут понастроили?». Очень важно встречное движение. Конечно, в этом движении очень важна тема типовых храмов – красивых, достойных, и чтобы те, кто их проектирует, их бы и сопровождали. Не только в архитектурной форме, но и в технологической. Это потребует не такого большого количества ресурсов, с другой стороны, это серьезно облегчит работу и заботу. И тогда можно было бы спросить: «А что вы предложили бетон и такую вентиляцию дорогую? ты не получишь больше заказы от Церкви. Все, спасибо! Вам другое место». И таких надо знать людей! «Вы что делаете? Учитесь проектировать и строить – на храмах? Этого делать не надо».

Поэтому для меня больше значит… может, не в этой аудитории, но я озвучу. У нас очень мало специалистов в реставрации храмов. В регионах их почти нет. И уровень знаний специалистов на троечку, на двоечку, и я вижу, что в университетах строительных их не готовят реставраторов. Вот я вам скажу, что мне нужно в епархию до 50 архитекторов-реставраторов одномоментно. Архитекторов, которые, может, и не реставрировали, надзирали за памятниками, монастырями, большими храмами, - этим же надо заниматься. Вовремя проводить реставрационные работы, вовремя проводить противоаварийные работы и другие. А их, специалистов, нет. Поэтому это целая особая традиция – не только строительства храмов, а их эксплуатация и сохранение. Вот мы построили храм, расписали его, через три года он закоптился, кому претензии предъявлять? Надо садиться и разбираться, почему. Если ошибка проекта – пускай за свой счет реставрируют фрески, если проблема строителей – надо строителей заставить. И вот таких очень немало факторов возникает. Поэтому я очень рад что в рамках чтений, я надеюсь, эти встречи будут регулярными, вот такого и круглого стола, где мы могли бы поднимать вопросы епархий… Журнал «Храмоздатель» - это еще одна площадка нового формата, где мы можем обсуждать проблемы, с которыми мы сталкиваемся и которые появляются. Поэтому Нижегородская епархия проводит раз в два-три года особую конференцию по строительству православных храмов, мы обсуждаем не только внешний облик, но и технологии методов реставрации, сохранения храмов, решения проблем.

Я хочу пожелать всем собравшимся помощи Божией, и чтобы на примере города Москвы мы могли черпать усилия к тому, чтобы храмы Русской Православной Церкви были на достойном уровне. Спасибо всем за внимание!

расшифровка Даниила МАКАРОВА